HTML

Közép-európai Elemző Központ

Friss topikok

Címkék

"egységben lét" (1) "felszabadító" (1) "narancsos forradalom" (1) A.Rar (2) A. Janukovics (1) A. Kvasnewski (1) Abe (1) agytröszt (1) akciók (1) aknamező (1) alaptörvény-modosítások (1) Alekszand Rar (1) állam (1) Államcsíny (1) államfői találkozó (1) államiság (2) Állami Duma (1) Amerika (1) amerikaiak (1) amerikai jog (1) Angela Merkel (1) Arbuzov (1) Argentina (1) Arkagyij Babcsenko (1) árulás (1) átalakulás (1) Atlanti Híd (1) auditálás (1) Auschwitz (1) az elit ideológiája (1) a hatalom ára (1) a jövő céljai (1) a történelem tanuságai (1) B.Komorowski (1) baloldal (1) Bandera (1) beavatkozás (2) befektetők (1) béke (4) békekötés (1) belső kiegyezés (1) Beszarábia (1) betartott kötelezettség (1) Biden (3) biologiai-háború (1) biológiai háború (1) Blinken (1) börtönből szabadulás (1) Brezsnyev (1) Bronislaw Komorowski (1) Brzezinski (2) Budapesti Memorandum (1) Bukovina (2) burzsoá-demokratikus forradalom (1) Bush (2) bűvészinas (1) Capitólium (1) civil-társadalom (1) civilizáció (1) civilizációs forradalom (1) civil kontroll (1) civil szervezetek (1) Corriere della Sera (1) családi klánok (1) csatlakozás (1) csúcstalálkozó (1) D.Grybauskaite (1) D.Trump (1) D.Vidrin (1) David Cameron (1) deja vu érzés (1) Dél-Kórea (1) Déli Áramlat (1) demokrácia (4) demokraták (1) Demokrata Párt (1) Deutschland (1) dialógus (1) dilemma (1) dilemmák (1) diverzio (1) Donald Trump (3) dopping (2) EBESZ (1) egészségi állapot (1) egyenlő érték (1) egyenlő jog (1) Egyesült Államok (2) egyezkedés (1) egypárt-rendszer (1) együttműködés (2) elemzés (1) életfogytiglani szabadság (1) elit (2) ellenzék (1) ellenzéki lázadás (1) Elmar Brok (1) elnök-választás (2) elnökhöz közel álló üzletemberek (1) elnökválasztás (4) ember (2) ember-ember (1) ember-természet (1) emberiség (1) ember viszonya (1) energetikai problémák (1) epidemia (1) érdekviszonyok (1) Erdély (1) Erdogan (1) értékek (1) esély (1) esélyek (1) Észak-Korea (1) eszmék (1) EU (1) EU-társulási szerződés (1) EU-Ukrajna Együttműködési Tanács (1) EU-Ukrajna megállapodás (1) Eurázsia (1) EurÁzsiai Szövetség (1) Eurázsiai Szövetség (2) eurointegració (1) Euronest (1) Európa (2) Europäische Union (1) Európai Bizottság (1) európai értékek (1) Európai integráció (1) európai jogellenes döntések (1) európai Magyarország (1) Európai Parlament (1) Európai Unió (18) Európa Békéjének Napja (1) Európa elitje (1) EU beteg-gyermeke (1) EU együttműködési megállapodás (1) EU parlamenti választás (1) fegyverszünet (1) felelősség (1) felhozó-verseny (1) felszabadulás (1) feszültségek (1) Fidesz (1) föderáció (1) fogvatartás (1) folyamat (2) folytatásos (1) főpolgármester választás (1) fordulat (1) fordulópont (1) forradalom (1) G-20 (2) G-7 (1) G-8 (1) G.Westerwelle (1) Gajdos István (3) Galicia (2) gáz (1) gazdaság (1) gazdasági helyzet (1) gázimport-csökkentés (1) gázpiac (1) gázszállítás (1) gázvezeték (1) gáz árak (1) geopolitika (1) geopolitikai helyzet (1) geopolitikai konfliktusok (1) globális-lokális (1) globális vlágrend (1) globalizáció (1) Gorbachev (1) Gorbacsov (5) GPS (1) Gurmai Zita (1) gyermek (1) gyógykezelés (1) Győzelem Napja (1) háború (2) hadikommunizmus (1) halálmenet (1) hamis-momentum (1) Hármas-szövetség (1) hatalmi vákuum (1) Hegyi Karabah Köztársaság (1) Helsinki (1) Heritage Foundation (1) hidegháború (5) Hillary Clinton (1) hitel (1) hitelprogram (1) Hollande (1) holnap választás (1) holodomor (1) Holodomor (1) holokauszt (1) hrivnya árfolyam (1) Hruscsov (1) Huntington (1) ideológia (3) Ikarus (1) IMF (3) India (2) integracia az EU-val avagy Oroszországgal (1) integráció (4) interju (1) internet (1) irányított kaosz (1) Ivan Gasparovic (1) J.Timosenko (2) Janukovics (4) Japán (1) Jelcin (2) Jerevan (1) jogerős börtön-büntetés (1) John McCrain (1) jövő (2) Jövő (1) Ju.Timosenko (1) Julia Timosenko (4) Júlia Timosenko (2) Juscsenko (2) kacsanyivkai korház (1) Kádár János (1) kalandorság (1) kanossza (1) kapitalizmus (2) karabahiak elfogadják (1) Karl Marx (1) Kárpát-Alja (1) Kárpátalja (2) kárpátaljai magyarok (1) Kék Áramlat (1) kelet-európa (1) Kelet-Ukrajna (1) Keleti Partnerség (1) Kerch (1) Kercsi-szoros (1) kéziratok (1) kiegyezés (2) kilépések (1) Kína (6) klíma-katasztrófa (1) koalició (1) kölcsönös bizalom (1) Komjáthi Imre (1) kommunisták (1) kompország (1) kompromisszum (1) konfliktus (1) könyvvizsgáló (1) konzervatívizmus (1) konzervatívok (1) kormány (1) korona-vírus (1) Koszigin (1) Közép-európai országok (1) központi erőtér (1) Krausz Tamás (1) Kravcsuk (2) krétakör (1) Krím (1) Krim (1) krizis (1) Kronstadt (1) Kucsma (2) külföldi gyógykezelés (1) kulissza (1) kűlső nyomás (1) kultúra (1) Kurt Volker (1) látvány (1) Legfelsőbb Rada (1) legitim hatalom (1) Lenin (4) liberálisok (2) liberális ideológia (1) logika (1) M.Azarov (2) M.Gorbacsov (1) M.Turski (1) ma (1) Magyar Irka (1) magyar kisebbség (1) Majdan (2) Málta (1) manipuláció (1) Marxizmus-leninizmus (1) Matenadaran (1) média (1) megállapodás (1) megbokrosodott (1) megegyezés (2) megújúlás (1) Merkel (2) mesterséges intelligencia (2) migránsok (1) milonga (1) mindenki jól jár (1) mini-hidegháború (1) MinszkiMegegyezés (1) Minszki Megállapodás (1) Mit tegyünk! (1) Mit tehetünk? (1) mi történik (1) Mogherini (1) Moszkva (1) MSZP (2) munka (1) N.Azarov (1) nácik (1) nacionalista (1) nacionalisták (1) nacionalista ideológia (1) Nagy Imre (1) napló (1) NATO (1) négy szakasz (1) Németország (2) nemzetállam (1) nemzetközileg nem elfogadott (1) nemzetközi választási megfigyelők (1) neo-horthysta-rendszer (1) neokon-neolib (1) neoliberalizmus (1) NEP (1) népfelkelés (1) népfront (1) NGO (1) Ny.Azarov (2) nyelvhasználat (1) nyitott társadalom (1) Nyugat (2) nyugatbarát (1) nyugati bankok (1) O.Zarubinszkij (1) Óbudai Forradalom (1) okoskodás (1) oligarcha (1) oligarchák (2) olimpia (1) önállóság (1) önálló államiság (1) önkormányzat (1) önmerénylet (1) Orbán (1) Orbán Viktor (1) Örményország (1) oroszok (1) Oroszország (19) Oroszországi Föderáció (1) Oroszország -1996 (1) orosz bankok (1) Orosz Föderáció (2) összekötő kapocs (1) osztályharc (1) P. Kooks (1) palagáz-mező (1) Pamfilova (1) pandemia (1) parlamenti választás (1) párt (1) partnerek (1) Patchwork (1) patriota gazdaság (1) peresztrojka (1) Periferiális-kapitalista (1) perspektívikus feladatok (1) Plotnyickij (1) polarizált politikai klima (1) polgárháború (2) politika (1) politikai-rendszer (1) Politikai "burok" (1) politikai helyzet (1) politikai küzdelem (1) politikai lázálmok (1) politikai vákuum (2) Porosenko (4) poszteurópai modell (1) poszthidegháborús helyzet (1) posztindusztriális (1) posztindusztriális civilizácio (1) pravoszlavok (1) Pricewaterhouse Coopers (1) problémák (1) proletárforradalom (1) protektorátus (1) pszichológia (2) puccs (2) Putyin (9) Putyin Szovjetunió (1) rabszolgatörvény (1) radikális jobboldal (1) Reagan (3) reform (1) reformok (1) Régiók Pártja (1) Rendszerszerűen (1) rendszerváltás (3) republikánusok (1) Republikánus Párt (1) revansiszták (1) robotok (1) Románia 1989 (1) rossz hitelek (1) Rosztyiszláv Iscsenko (1) Russia (1) START-3 (1) Steinmeier-formula (1) Strasbourg (1) Stratégia (1) stratégiai érdekek (1) stratégiai partnerek (1) Sz.Arbuzov (2) Sz.Karaganov (1) szabadonengedés (1) Szabadság-párt (1) Szabadságpárt (1) szabadulás a börtönből (1) szabad kereskedelmi övezet (1) szakszervezetek (1) szegény (1) szegény-ország (1) szegénység-politika (1) szellemi kínkeservek (1) szélsőjobb erői (1) szemfény-vesztő (1) szeparatisták (1) Szevasztopol (1) SZKP (2) Szlovákia (1) szocialista (1) szocialisták (1) szociális alávetettség (1) szociális irányultság (1) szolidaritás (1) szövetség (1) Szovjetunió (4) Sztálin (1) sztrájk (2) szükségtelen (1) Taktika (1) Tamás Gáspár Miklós (1) tanácsok hatalma (1) tangó (1) tárgyalás (1) tárgyalás Szocsiban (1) Tariel Vaszadze (1) tározók (1) társadalom (1) társulási megállapodás (2) társulási szerződés (1) Társulási szerződés (1) Társulási Szerződés (1) társult tagság (1) Tea Party (1) tegnap (1) tényezők rendszere (1) természet (1) természetes intelligencia (2) természet lázadása (1) terror (1) terrorizmus (1) területen kívüliség (1) területi megosztás (1) tettek (1) Theresa May (1) The Guardian (1) Timosenko (2) timosenko-adó (1) Timosenko-per (1) többpárt-rendszer (1) tőke (1) történelem (1) történelmi reminiszcenciák (1) totális rendszer (1) Tramp (1) Trump (4) TTF (1) tudat-forradalma (1) tudományos-technikai forradalom (2) tulajdonosváltás (1) tüntetés (1) tüntetések (1) Tyágnyibok (1) Tyimosenko (1) új-neokonok (1) újgeneráció (1) újra alapítás (1) új civilizáció (1) új idők (1) új nemzedék (1) Ukraina (4) Ukraine (1) Ukrajna (33) Ukrajnai Magyar Demokrata Szövetség (1) Ukrajna Megmentésének Bizottsága (1) ukrán (1) ukránok (1) ukrán alkotmány (1) ukrán és orosz nyelv (1) ukrán gazdaság (1) ukrán Golgota (1) ukrán ipar (1) ukrán közvélemény (1) ukrán nácik (2) UkrAvto (1) Ungarn (1) US-Russian Relation (1) USA (13) USA "visszatér" (1) USA választások (1) útkereszteződés (1) uzsoraszerződés (1) V.Janukovics (14) V.Putyin (3) V. Putyin (1) V/4 csúcstalálkozó (1) vádak (1) vádak Timosenko ellen (1) választás (3) választások (1) válság (2) váltás (1) változatok (1) vámunió (2) Vámunió (3) védelmi kiadások (1) Velencei Bizottság (1) verseny (1) versenyképesség (1) versenyképtelen (1) veszélyek (1) veszélyesség (1) veszélyes játék (1) vezérelv (1) Vidámak és Leleményesek Klubjalu (1) Viktor Janukovics (6) Viktor Orban (1) világ-hatalmi válság (1) világrend (1) Vilnus (1) virus (1) Visegrádi 4-k (1) viszony Moszkvához (1) viták (1) vita tézisek (1) Vlagyimir Putyin (3) vonakodva csatlakozás (1) World Economy (1) XVIII. kongresszus (1) XXI.század (1) Zaharcsenko (1) zarándoklat (1) zártország (1) zárvány (1) Zelenszkij (4) Zjugánov (1) zsákutca (3) zsidók (1) исторический контекстн (1) Конституция (1) поправки (1) Президент (1) Путин (1) Российская Федерация (1) Címkefelhő

Az új globális világrend dilemmái

2013.07.14. 15:42 KeményLászló

A nemzetközi viszonyok alakulása arra utal, hogy elkezdődött a kapcsolat rendszerek – s ezzel a geopolitikai befolyásolás – átrendeződése. A meghatározó „pólus” országokban 2012-13 években lezajlott (a szeptemberben esedékes németországit is ide értve) választások eredményeként berendezkednek azok a politikai (és ideológiai) erők, amelyek a belátható időben kialakítják a globális fejlődés stratégiáját és gyakorlatát. Ezzel véget ért a poszthidegháborús korszak. S, mindenki sorsát érintő kérdésként jelentkezik, hogy a jövő tendenciája az integrációk összekapcsolódó hálójában az együttműködés, avagy a szembefordulás lesz e a rendszerszervező. A politikai folyamatok, a politikusok megnyilatkozásai és a figyelmet érdemlő elemzések egyelőre többféle változatot prezentálnak.

A „G-8„ észak-írországi csúcsértekezletét követően az Egyesült Államok és az Európai Unió vezetői bejelentették, hogy tervezik a „történelem legnagyobb kereskedelmi egyezményének” aláírását. Az USA elnökének, Barack Obamának, az Európai Bizottság vezetőjének, Jose Manuel Barossonak és Nagy-Britannia miniszterelnökének, David Cameronnak az együttes sajtótájékoztatóján elhangzott, hogy „ilyen lehetőség nemzedékenként csupán egyszer fordulhat elő, s mi arra készülünk, hogy megragadjuk ezt”.  Ez a szabadkereskedelmi megállapodás – David Cameron szavaival – „az export és a gazdasági növekedés ösztönzésére irányul”. Véleménye szerint „ilyen egyezmény sikeres megkötése nagyobb hatással lenne a világra, mint valamennyi eddigi hasonló egyezkedések összessége”.

Nem véletlen, hogy Alexandr Rar, német politológus – a Német Külpolitikai Tanács vezető elemzője, aki a német politikai elit legelismertebb konzulense a posztszovjet térség kérdéseit illetően – arról osztja meg gondolatait, hogy egyelőre miért nem realizálódnak az álmok a Lisszabontól Vlagyivosztokig tartó térség “összeurópai házként” működését illetően. A globális folyamatok és az az európai – főként német – realitások rendszerszerű elemzéséből arra a következtetésre jut, hogy “az USA törekszik ellehetetleníteni az orosz-európai szövetség létrejöttét”. Miután az Egyesült Államoknak – véli A. Rar – “érdekében áll az európai jelenlétének megőrzése, nem engedheti be oda az orosz konkurenst”. Emellett azonban, “Amerika nem lehet ellensége az Orosz Föderációnak”. Egyszerűen, arról van szó, hogy “Washingtonnak saját kőkemény geopolitikai érdekei vannak”.

Ezek az amerikai érdekek hatással vannak az európaiak viselkedésére is. A.Rar már ezt érzékeli abban, hogy a “korábbi baráti melegség elveszett Moszkva és Berlin politikai dialógusából”. A német Bundestag pl. határozatot fogadott el, amely elítéli a “nem demokratikus tendenciákat az orosz belpolitikában”. Joachim Gauck, államfő pedig Németország példájának követésére szólította fel Oroszországot abban, hogy kérjen bocsánatot a totalitárius múltjáért. Természetesen a német viselkedés megváltozásában más okok is szerepet játszanak. Németországban olyan fiatal poltikus nemzedék van már hatalmon, amelyik nem élte át a hideg háborút. Erre az új elitre nagy hatással vannak a civil szerveződések és ebből adódóan rendkívül érzékenyek az emberi jogok érvényesülésére, az ellenzéki nézetek megjeleníthetőségére. A német politikusok ezért nem mélyülnek el az orosz, vagy az ukrán viszonyok történelmi formálódásába, hanem rendkívül agresszívam kérik számon, hogy miért kerülnek ellenzéki politikusok börtönbe, miért vannak törvénytelen üldöztetésnek kitéve, vagy akadályoztatva a választáson való részvételük.  

Egyre határozottabban érvelő elemzések szólnak arról, hogy az USA „rátelepszik” Európára, s ezzel ellehetetleníti a nemzetközi viszonyok alakulásának azt a változatát, amely feltételezte az Európai Föderáció létrejöttét Németország (és Franciaország) vezérletével, és összekapcsolódását az Oroszország köré szerveződő EurÁzsiai Szövetséggel. Ennek hátterében lényegét tekintve a globális világberendezkedés jövőjével kapcsolatos két koncepció ütközéséről van szó. Az USA továbbra is azt erőlteti, hogy egy-polusúvá lett a világ és ennek kell alávetnie magát mindenkinek. Oroszország a már megerősödött és tovább fejlődő többi polus – Kína, India, Brazilia, Dél-Afrika a „G-20” – egyenrangúsága mellett érvel. Az amerikaiak és az őket elfogadó európaiak azt hírdetik, hogy az emberiség egészének egységes értékrendszer szerint kell élnie. Az oroszok és a frissen megerősödött „polus-országok”, nemzetek a kulturális és érték sokféleség mellett törnek lándzsát. A „Nyugat” a helyi háborúk vérontásának megakadályozása és a polgári lakosság védelme miatt elfogadottnak tartja a beavatkozást bármely országban, még fegyveres intervenció formájában is. Oroszország az élharcosa az államok szuverenitása védelmének. A sort lehetne még folytatni, hogy világossá válljon milyen új kritériumok alapján különböznek a globális világrend stratégiai választásai. A konklúziót abban foglalhatjuk össze, hogy az USA egyedül kívánná uralni a folyamatokat, még esetleg elfogadva a „G-8”- t egyfajta „világ-kormányként”. Oroszország pedig – mintegy szóvivőként – ammelett érvel, hogy a megváltozott erőviszonyok közepette a globális világrend kérdéseit a „G-20” szintjén kell rendezni.

Ezek az általános megközelítések áthatják a konkrét együttműködési, szövetségkötési problémákat is. Különösen érvényes ez a következtetés Ukrajnára és a posztszovjet térség többi új államára. Az Európai Unió meghírdette a „Keleti Partnerség” politikáját, amely konkrét megállapodások realizálása előtt áll. Litvánia EU-s elnökségének időszakában, 2013 novemberében, Vilnusban kerül sor arra a csúcsértekezletre, ahol a már előkészített társulási megállapodások aláírására kerülhet sor Ukrajnával, Azerbajdzsánnal, Grúziával. Örményországgal és Moldovával. Ugyanakkor minden országgal kapcsolatban felmerülnek a fent vázolt általános kérdések: a társulás a teljes jogú tagság megelőlegezését jelenti e; milyen módon érinti az országok viszonyát Oroszországhoz; elősegíti e a részvételüket a globális folyamatok befolyásolásában?

Ukrajnát illetően a döntéseket továbbra is akadályozza az ország megosztottsága. Vannak, akik vagy-vagy alapon itélik meg az integrálódás lehetőségeit. Vagy csatlakozás az EU-hoz, leválva Oroszországról; vagy szövetség Oroszországgal (a Vámunióval, az EurÁzsiai Szövetséggel), elfeledve az európai „álmokat”. Ezeket az aggályokat igyekeznek eloszlatni az ukrán vezetők – V. Janukovics, államfő, Ny. Azarov, miniszterelnök és más illetékesek – tárgyalásai orosz és euróuniós vezetőkkel. Az EU bővítési biztosa, Stefan Füle az utóbbi látogatásai során országonként hansúlyozta: az „EU lehetővé teszi a társulási megállapodást és a Vámúnió tagságát egyazon ország számára”. Legutóbb Örményországban fogalmazta meg, hogy az „EU nem állítja őket „vagy-vagy” választás elé”. Szergej Lavrov, orosz külügyminiszter is hasonlóan nyilatkozott. „Moszkva abból indul ki - mondta - hogy az Európai Unió és Oroszország kölcsönösen elismeri az unió keretében és a posztszovjet térségben zajló integrációs folyamatok összeegyeztethetőségét, és azt, hogy azok egymást kiegészítik”. Arra figyelmeztetett, hogy „ne állítsák mesterségesen egymással szembe ezeket a folyamatokat, ne ütköztessék azokat egymással”. 

Az alapállás mellett azonban vannak más jellegű problémák is. Ukrajna esetében ilyen – a német megközelítések értelmezésénél már említett – „emberjogi” probléma halmaz, s főként J. Timosenko ügye. Bizonyosra vehető – a háttér tárgyalások és a politikai folyamatok alapján –hogy az ország egészének az érdeke előbbrevaló, mintsem a volt miniszterelnök személyén bukjon meg.

Ukrajna jelenlegi vezetői abból indulnak ki, hogy „csupán akkor maradhat fenn magasan fejlett technológiával rendelkező gazdaságu országként”, ha képesek lesznek megőrizni az eddigi együttműködést a Vámunió országaival, és megtalálják az európai kapcsolatrendszerhez kötődés előnyeit is. Ez az „összekötő-kapocs” szerep lehet Ukrajna sikerének záloga. Arra azonban nagyon kell vigyázzni, hogy Ukrajna nehogy a „kétszék közé essen”.  

США и ЕС хотят заключить «самое большое торговое соглашение в истории»

текст: /Infox.ru

опубликовано  18 июн ‘13 04:53

 

источник: AP Photo/Stefan Rousseau, Pool

На саммите «Большой восьмерки» в Северной Ирландии ЕС и США объявили о планах подписать «самое большое двустороннее торговое соглашение в истории» и начали переговоры по этому вопросу.

По словам премьера Великобритании Дэвида Кэмерона, это соглашение будет направлено на стимулирование экспорта и роста экономики. По его мнению, успешное заключение такого соглашения оказало бы на мир большее воздействие, чем все другие подобные сделки вместе взятые.

На пресс-конференции, которую провели президент США Обама, глава Еврокомиссии Баррозу и Кэмерон, британский премьер заявил, что «такая возможность появляется раз в поколение, и мы намерены ей воспользоваться», передает Би-би-си. По словам Кэмерона, это соглашение может принести странам ЕС до 160 млрд долларов, 125 млрд долларов США и 135 млрд долларов другим странам мира. Оно повлечет создание двух миллионов рабочих мест и будет способствовать снижению цен.

Как заявил президент США Барак Обама, первый раунд переговоров пройдет в Вашингтоне в июле. Завершить его планируется к концу 2014 года. Американский президент выразил надежду, что торговый альянс между союзниками через Атлантику окажется столь же прочен, как и политический.

 

 

 

http://www.ruvek.ru/?module=articles&action=view&id=8210

2.07.2013

«Россия станет другой Европой»

Немецкий политолог Александр Рар размышляет о том, почему мечты об общеевропейском доме от Лиссабона до Владивостока пока не стали реальностью

На Западе трудно найти эксперта, который бы так глубоко знал и понимал Россию, как немецкий политолог, писатель и публицист Александр Рар. Причина очевидна – будучи потомком русских эмигрантов первой волны, он всегда ощущал себя человеком двух культур и мечтал о сближении нашей страны с Европой. Распад СССР и начало демократических реформ Александр Глебович застал в 30-летнем возрасте корреспондентом и аналитиком радиостанции «Свобода». Впоследствии Рар работал в Германском Совете по внешней политики, консультируя немецкую политическую элиту по поводу ситуации на постсоветском пространстве. Наряду с этим он завоевал популярность и авторитет своими статьями и книгами о нашей стране, написав целый ряд бестселлеров - «Немец в Кремле», «Россия жмёт на газ» и «Куда пойдет Путин». С недавних пор Александр РАР является научным директором Германо-российского форума и работает консультантом в энергетическом бизнесе. Сегодня известный политолог и постоянный эксперт «НВ» размышляет о причинах охлаждения отношений между Москвой и Берлином и ценностных спорах между российскими и западными элитами. 

 «США стремятся не допустить появления российско-европейского альянса» 

- В европейской элите наметилась тенденция – Россию всё чаще воспринимают как страну, которая находится на отшибе мировой политики и не может претендовать на место в новой Европе. Раньше роль «адвоката Москвы» на Западе брала на себя Германия, но за последние месяцы отношения между нашими странами заметно ухудшились. Это никак не сказывается на экономике, торговле, культурных программах, обмене молодёжью и учёными – во всех этих сферах дела обстоят как нельзя лучше. Но на политическом уровне диалог между Москвой и Берлином лишился прежней теплоты. Так, немецкий бундестаг принял резолюцию, осуждающую «недемократические» тенденции в россиийской внутренней политике, а в июне президент Йоахим Гаук призвал Россию последовать примеру Германии и покаяться за своё тоталитарное прошлое. 

С чем же связано охлаждение в российско-немецких отношениях? В России считают, что всё дело в «кознях Вашингтона». Но не надо приувеличивать возможности Вашинтгтона. Правда, что Америка действительно пытается влиять на стратегию Германии через свои аналитические центры и «фабрики мысли». Правда, что США стремятся не допустить появления российско-европейского альянса поскольку в интересах Соединённых Штатов – сохранить свое присутствие в Европе, не допуская туда российского конкурента. Но при этом Америка – не враг РФ. Просто у Вашингтона свои жесткие геополитические интересы.  

Но если не Америка поссорила Россию с Европой, то, может быть, всё дело – в позиции нынешнего руководства Германии? Действительно, в отношениях между Путиным и Шрёдером, Ельциным и Колем было больше теплоты, чем в отношениях Путина и Меркель. Ангеля Меркель выросла в ГДР – в несвободном государстве. Многие восточные немцы не могут простить Советской России 45-летнюю оккупацию. Конечно фрау Меркель вынуждена вести дела с Путиным как с легитимным лидером новой России. Но не секрет, что в руководстве Германии ставку сделали на втором президентском сроке более либерального Дмитрия Медведева. С политической арены Германии уходят политики поколения Коля, которые благодарны России за содействия в процессе воссоединения Германии. Поколения Коля хорошо понимало, что мирный развал СССР и бескровное разрушение Берлинской стены – большое счастье в истории. Все могло пойдти по гораздо худшему сценарию. Теперь в Германии у власти более молодое покаление политиков, которое не помнит Холодную Войну. Оно желают увидеть в России ту же либеральную политическую модель, что и в Польше или Чехии и не понимает, почему переход России из тоталитарного прошлого в демократическое будущее так затягивается. Молодые немецкие политики напоминают России, что та ведь сама подписала 20 лет тому назад все хартии по правам человека. Теперь они требуют, чтобы Россия свои обязательства выполняла. 

Но неправильно было бы сбрасывать все проблемы похолодание в отношениях между Россией и Германией на политиков. Немецкие политики гораздо больше зависят от общественного мнения чем российские. В Германии за последние годы сформировалось мощнейшее гражданское общество, со своими институтами и идеологией. Политик, который не вписывается в здешний «мэйнстрим» - самоубийца, потому что становится неизбираемым. 

«Немецкие НПО – на стороне российской оппозиции»

Эта тенденция стала набирать обороты сравнительно недавно. В Германии в последние 20 лет заметно укрепилось гражданское общество – роль всевозможных неправительственных организаций (НПО) возросла настолько, что впору можно говорить об НПО-изации нашей внешней политики. Только не нужно думать, что подобные объединения спонсирует ЦРУ и прочие спецслужбы, – просто немцы любят жертвовать деньги на разные благородные цели и чувствовать себя борцами за всеобщую «свободу, толерантность, равноправие». Такова особенность развитого гражданского общества – людям кажется, что они творцы нового общественного порядка, основанного на еще большей справедливости.  

Надо сказать, что в России тоже растёт гражданская активность, но она пока носит другой характер. У вас НПО занимаются в основном социальными вопросами, тогда как в Германии некоммерческие организации участвую в политике. Двадсать лет тому назад в нашем гражданском секторе начали задавать тон гуманитарные фонды типа Greenpeace или Amnesty International – сегодня таких организаций гораздо больше. Все они видят свою священную миссию в улучшение мира через продвижении идей свободы и демократии и защиты прав человека на всей планете. Эти цели становятся все более модными, во всяком случае о них заботятся у нас больше, чем о вопросах экологии, инвалидах, беженцах, матерях-одиночках или бездомных животных, как это было раньше.  

Мне кажется, что описанные тенденции связаны с меняющимся на глазах мировом порядке. Роль государства на Западе уменьшается, государственные границе в Европе исчезают, общества европейские по новому самоорганизовываются и влияют на политику. В России на все это развитие смотрят с определенным опасением. Россию и Запад объединяют христианские ценности, но постояно расширять рамки для безмерной индивидуальной свободы, давать все больше и больше прав меньшинствам, в России, которая в первую очередь заботится о внутренней стабильности, многим кажется неправильным. В традиционном христианском понимание свобода имеет все таки другое значение. Но Запад уже давно живет в постхристианском мире, где универсальные ценности меняются – вот поэтому такой разрыв сегодня между пониманием универсальных ценностей в России и на Западе. В том числе в Германии, люди подчас даже агрессивно воспринимают ситуацию в России или на Украине, где оппозиционных политиков сажают в тюрьмы, незаконно преследуют, не подпускают к выборам. Когда в соседнем государстве нарушают демократические права и манипулируют демократическими институтами, это вызывает у нас на Западе негативную реакцию. 

Неудивительно, что на этом фоне представители гражданского общества в Германии солидаризируются  с российской либеральной оппозицией. Ведь ее политическую борьбу за либеральное право, они воспринимают как свою. Наши политики, близкие к НПО, тоже защищают «порабощённых российских оппозиционеров», потому что по духу они Западу ближе. С их точки зрения исторический долг Германии, после того пути который Германия прошла после капитуляции 1945 года, состоит в том, чтобы защищать приследуемых и порабощенных. В России двадцать лет фактически небыло политзаключенных. Теперь, с точки зрения западных правозащитников, они в России опять появились. Их и защищают, как в свое время защищали диссидентов в СССР.  

Мои российские знакомые часто спрашивают меня, неужели стратегия Германии заключается в превращение России в демократию. А мне на этот вопрос трудно ответить, потому что я должен сказать, что другая стратегия у нас не просматривается. Может она и есть, но на поверхности лежит повестка дня представителей гражданских сил – помочь российскому гражданскому обществу приобрести ту же роль, которое оно играет на Западе. Российским политикам этого не понять, потому что они придерживаются традиционнго взгляда на политические процессы. На самом деле, гражданское общество в Германии имеет колосальное влияние. Я рекомендую российским политикам более внимательно присмотреться к фактору «мягкой силы» в политике. Он становится решающим. В России подрастает новый средний класс горожан, с которым власть должна будет говорить вскоре тем же языком мягкой силы. Но сегодня в германо-российских спорах мы имеем дело с конфликтом не между государствами, а между политизированным гражданским сектором в Германии и государственной элитой России. 

«РФ и ЕС – разные культурные миры» 

Россию и Европу действительно разделяет пропасть непонимания, возникшая из-за конфликтов на почве ценностей и серьёзных культурных различий. В России восстанавливается потерянная культура христианская – люди опять ходят в церкви, верят в Бога, предают большое значение семье, патриотизму и национальным традициям. В Европе ставят во главу угла идеалы свободы, защиты прав человека и самореализации каждой отдельной личности. Во всех ведущих западных странах со стремительной скоростью и небывалым размахом принимаются законы об укреплении прав меньшинств, в том числе сексуальных. В России такого рода законы немыслимы, и не потому, что россияне – ретрограды и гомофобы, а потому, что Россия не может, после того как вот вот стала неохристиансой страной, сразу прыгнуть в постмодернизм. Людям после 80 лет коммунизма, впитали забытые традиционные ценности, они сперва должны укоренится.  

Глубинные духовные противоречия, как мне представляется, порождает между нами и серьёзные политические разногласия. Если вы будете дискутировать с современным немцем, то он до хрипоты будет вам доказывать, что в сегодняшнем мире границы не играют никакой роли и человечество идёт по пути объединения на базе универсальных принципов. Яркий тому пример – Евросоюз. И попробуйте ему сказать, что вмешиваться во внутренние дела других стран недопустимо! На это он ответит вам, что русские представления хороши для XIX века, но современным реалиям уже не соответствуют. Ведь сегодня самое главное, что стоит выше закона и конституции, - это  общечеловеческие ценности, такие как свобода, демократия и права человека. Нарушать их – недопустимое святотатство.

По сути, речь идёт о столкновении двух концепций будущего мироустройства. Запад выступает за однополярный мир, а Россия ратует за многополярность. Европейцы полагают, что человечество должно разделять общие ценности, а россияне поддерживают идею культурного и ценностного многообразия. Запад ради прекращения кровопролития и защиты мирного населения оправдывает вмешательство в дела других стран вплоть до военных интервенций, а Россия стоит на страже государственного суверенитета. Европейцы считают традиционную философию международных отношений устаревшей и архаичной, а россияне призывают всех руководствоваться нормами веками действующего международного права. Запад не прочь сохранить «Большую Восьмерку» в качестве мирового правительства, а Россия считает, что вопросы мирового порядка должны теперь решаться на уровне «Большой Двадсатки» и БРИКС. 

 Что и говорить, столько глубокие разногласия будет трудно преодолеть. Причём в современном мире, где Европа и Америка активно продвигают свои ценности, россиянам (а также китайцам и индусам) крайне непросто донести свою точку зрения и объяснить суть нынешних противоречий. Россия ведь не может выйти и сказать: «Мы против демократических ценностях», ведь она так и не считает. Тогда в чём проблема?

«Лавировать между Азией и Европой, Римом и Византией» 

Как человек, выросший в Германии и считающий себя также представителем западной культуры, я считаю демократию безусловным благом для человечества. Современное европейское общество, где каждый человек может себя реализовать, кажется мне огромным достижением. Экономическая и политическая система должны быть сугубо правовыми – люди обязаны действовать сугубо в рамках закона и чувствовать, что закон их защищает. По моему глубокому убеждению, такое развитие не может иметь альтернативы. 

Но вместе с тем я не хочу, чтобы Россия становилась в Европе мальчиком для битья и чтобы из критики российской политики делалась догма. Как историк, я отлично понимаю, насколько тяжело России влиться в современную европейскую цивилизацию после того, как почти что весь 20 век Россия развивалась по совсем другому пути. Я всегда призываю своих западных коллег к терпению. 

Тем, кто сейчас безжалостно критикует РФ за отсутствие демократии, мне бы хотелось напомнить, какой была Россия 25 лет назад, после окончания холодной войны. Нам в Европе ещё очень повезло, что сценарий распада СССР и восстановления отношений между Москвой и Западом пошли в 1990-е годы по наиболее благоприятному пути. А ведь тогда был возможен и югославский, и северокорейский сценарий! 

Я прекрасно понимаю, что некоторые поколения россиян не могут считать демократию высшей ценностью, как это принято у нас в Германии. Ведь эти люди пережили лихие девяностые, когда демократические идеалы дискредитировал олигархический разгул, тотальная нищета и политический хаос. Я понимаю, почему в России существует настолько сумасшедшая коррупция: она родилась в трудную ельцинскую эпоху, когда люди боролись за своё выживание. Но я понимаю и людей, которым весь 20 век твердили, что частная собственность и свобода предпринимательства – это криминал, а теперь стали втолковывать, что это, наоборот, высший идеал. Разве можно за считанные годы перестроить человеческие менталитет? 

По моему глубокому убеждению, процесс трансформации займёт у России гораздо больше времени, чем у Польши, Чехии или Венгрии. Это страны Восточной Европы, всегда принадлежавшие к западному культурному пространству, могли легко отринуть коммунизм, вступить в ЕС и НАТО и начать играть по западным правилам. Россия же не может так просто войти в Евросоюз – тяжёлый груз исторического прошлого ещё долго будет оставаться препятствием на этом пути. Ведь как было на протяжении последних 500 лет? Россия всегда искала свою Европу, она хочет быть Европой, но не западной Европой – своей восточной или «византийской». По моим ощущениям, средний россиянин чувствует себя европейцем, но при этом желает отличаться от немцев, французов, англичан или поляков. Русские не хотят, чтобы их постоянно учили.   Эти глубокие ментальные противоречия имеют глубокие исторические корни. Современный ЕС – наследник Западной Римской империи, тогда как Россия – духовная дочь Византии. Она принадлежит к православной культуре, которой присуще особое восприятие права, справедливости, плюрализма, коллективизма, патриархальности и веры. И эти вещи не вычеркнешь так просто из сознания людей. Как человек, выросший в Германии одной ногой в среде старой белой русской эмиграции, я отлично помню напряжённые споры о будущем России, которые велись в этих кругах. Эти два полюса я называю сахаровским и солженицинским. В чём между ними различие? Академик Сахаров говорил, что для России главное – это свобода, даже если при попытке её обрести придется пожертвовать империей. Держава – менее важная ценность, чем свобода личности. Солженицын же полагал, что Россия после отказа от коммунизма и тоталитаризма не должна идти к полной демократии. Ей нужно сберечь собственную державность, которая единственно убережёт уникальную русскую культуру и духовную самобытность. 

Вот эти споры между сторонниками свободы и сильного государства, западниками и славянофилами, европейскими ценностями и особым путём – это вечная судьба России. Они воспроизводят себя из века в век и, наверное, даже через 50-100 лет будут существовать на очередном витке исторической спирали. И этот внутренний конфликт придаёт России сложность, глубину и многогранность. Поэтому мудрость политической элиты состоит в том, чтобы лавировать – между Азией и Европой, между византийским духовным наследием и римским правом, между царизмом и демократией, между христианством и исламом. Россия хочет всё-таки в XXI веке создать свою собственную непростую идентичность – но глобальный мир вокруг на это будет смотреть с настороженностью, поскольку умом Россию не понять.

Заметки на полях 

О параллелях между РФ и ФРГ  

– В какой-то степени современное российское общество можно сравнить с ФРГ в послевоенный период. Ведь что представляла собой Германия через 23 года после разгрома нацизма? Гражданское общество практически отсутствовало, канцлер Конрад Аденауэр позволял себе авторитарные замашки, народ радовался потребительскому буму, люди исповедовали традиционные ценности, в семьях было по несколько детей, а христианские церкви пользовались высоким моральным авторитетом. 

Но в 1968 году грянула студенческая революция, ставившая целью сокрушить старые традиционные порядки и добиться большей демократии. Свергнуть существующую власть молодым бунтарям не удалось, но они изменили немецкую политическую культуру, сделав её более либеральной и современной. В итоге, правящая элита и общество пришли к разумному компромиссу, и в Германии сложилась гибкая политическая система, при которой во власти сменялись консерваторы, либералы, социал-демократы и впоследствии партия зелёных. 

Возможно, похожее общественное движение уже появляется в России. В результате, российская политическая система вынуждена будет более гибко реагировать на запросы населения. Во всяком случае, городской средний класс уже требует, чтобы к его голосу прислушались. 

О сталинизме 

– Россия не пошла по пути Германии, которая после войны стала во все стороны каяться за преступления нацизма. Во-первых, Россия не развязала Вторую Мировую Войну а сама стала жертвой гитлеровского нападения. Россия также не проиграла Холодную Войну, а сама избавилавь от коммунизма. Но забвение преступлений Сталина, попытки его реабилитировать, разговоры в духе «Зато он построил сильную Россию» не оздоровят российское общество. России надо не покояние, но реабилитация жертв сталинизма – только тогда состоится примирение между потомками палачей и потомками их жертв. России нужна прививка от тоталитаризма – чтобы он уже никогда не повторился.  

О подъёме Германии  

– На фоне большинства стран ЕС, переживающих тяжелейший долговой кризис, немецкая экономика находится на подъёме. Заводы получают новые заказы, экспорт бьёт рекорды, а безработица находится на удивительно низком уровне. Всё это стало возможно благодаря болезненным, но необходимым реформам, которые провел в начале века Герхард Шрёдер.

Но немцы ставят свои успехи  в пример споткнувшимся южноевропейским странам. Поэтому в Греции, Италии и Испании заговорили о появлении «четвёртого рейха» - мол, Германия будет всю Европу «строить» по своему вкусу, используя экономические рычаги. Такие разговоры не имеют ничего общего с реальностью. Германия по-прежнему хочет быть интегрирована в общую Европу и признаной соседями. В этом её исторический, нелицемерный интерес.  Германия вынесла громадные уроки из поражения во Второй мировой войне и не будет больше заставлять другие народы плясать под её дудку. 

Но здесь важно сделать одну серьёзную оговорку. Немцы могут долго рассуждать о том, как им хочется быть скромными, интегрироваться и искать гармонию. Но они всё равно очень гордятся своим послевоенным опытом и последними успехами во время кризиса. Это делает их самонадеяными. Соседи Германии чётко улавливают поучительный тон, с которым представители немецкой элиты часто говорят о европейском кризисе. Ворос здесь в выстраивание грамотной коммуникации. 

 Подготовил Михаил Тюркин

«Невское время»

 


Moszkva átlátható keleti partnerségi politikát vár el az EU-tól

Kegyes Csilla,

Moszkva, 2013. július 10., (MTI) - Oroszország azt várja el, hogy Európai Unió (EU) keleti partnerségi politikája átlátható legyen - közölte szerdán az orosz külügyminiszter, miután fehérorosz kollégájával tárgyalt Moszkvában.

    Szergej Lavrov azt reméli, hogy Brüsszel nem politizálja át kapcsolatai fejlesztését a kelet-európai országokkal. Közölte, hogy erre utaló próbálkozásokat tapasztaltak. Az orosz diplomácia vezetője értésre adta, hogy Moszkvának távol sem közömbös területen zajlik az Európai Unió keleti partnerségi programja. "Abban a térségben, ahol barátaink élnek, beleértve szövetségeseinket, stratégiai partnereinket" - hangoztatta Lavrov.
    Moszkva abból indul ki, hogy az Európai Unió és Oroszország kölcsönösen elismeri az unió keretében és a posztszovjet térségben zajló integrációs folyamatok összeegyeztethetőségét, és azt, hogy azok egymást kiegészítik. Arra figyelmeztetett, hogy ne állítsák mesterségesen egymással szembe ezeket a folyamatokat, ne ütköztessék azokat egymással. 

Vladzimir Makej fehérorosz külügyminiszter kijelentette: Minszk azon országokkal szándékozik fejleszteni a kapcsolatokat, ahol fogadókészség van erre. Az Európai Unió Fehéroroszországgal szembeni büntetőszankcióit egyáltalán nem normális jelenségnek nevezte, azokat el kell törölni - mondta. A fehérorosz diplomácia vezetője arra a kérdésre, hogy országa részt vesz-e a Litvániában novemberre tervezett keleti partnerségi csúcstalálkozón azt válaszolta: Minszkben nyugodtan figyelik a rendezvény körül zajló folyamatokat, vitákat. Hozzátette: "amennyiben az Európai Unió érdekelt a párbeszédben Fehéroroszországgal, akkor ennek egyenlő jogokon alapuló dialógusnak kell lennie, bármiféle zsarolás, nyomásgyakorlás és ultimátumok nélkül". Vladzimir Makej azt is elmondta, hogy Minszk a jelenlegi szakaszban érdekelt abban, hogy részt egyen az EU keleti partnerségi kezdeményezésében, abból haszna származhat. 

Litvánia, az Európai Unió idei második félévi soros elnöke a novemberi vilniusi csúcstalálkozóra tervezi tető alá hozni az unió és Ukrajna társulási megállapodásának aláírását.

Штефан Фюле: Евросоюз не ставит Армению перед выбором "или, или"

Марианна Мкртчян

 11 июля,

 http://www.arminfo.am/index.cfm?objectid=E2CBC4F0-EA04-11E2-A9410EB7C0D21663

 

 Евросоюз не ставит Армению перед выбором "или, или". Об этом 10 июля в Ереване заявил Комиссар ЕС по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле. "Я не могу сказать, оказывается ли такое давление со стороны России, хотя я слежу за новостями, и знаком и с повышением цен на газ, и с рядом других возникших вопросов. Но в наших отношениях с партнерами нет места давлению", - подчеркнул он.

По его словам, если поставить вопрос, ограничит ли подписание Ассоциативного соглашения взаимодействие Армении с другими странами, то ответ будет однозначно нет. При этом он добавил, что это позволит Армении еще больше укрепить свои позиции. В тоже время он подчеркнул, что между двумя интеграционными проектами должна быть элементарная совместимость. "Мы говорим нашим партнерам, что Ассоциативное соглашение "Восточного партнерства" не является задачей цивилизации. Мы не принуждаем наших партнеров уменьшать отношения с Россией. И то же самое мы говорим Москве. Мы будем лишь поощрять сотрудничество с РФ в тех сферах, которые исходят от интересов Армении", - заявил Фюле.

12.07.2013 19:33

 

 

 

http://regnum.ru/news/polit/1681231.html#ixzz2YdSt9x6h
http://regnum.ru/news/polit/1681231.html

 

Киев: ЕС разрешает и соглашение об ассоциации, и быть членом Таможенного союза

"Возможность сохранения Украины как государства с высокотехнологическими предприятиями и отраслями остается только в направлении сотрудничества с Таможенным союзом", - заявил 8 июля в интервью изданию "Главком" представитель Украины в Евразийской экономической комиссии заслуженный экономист, экс-министр экономики Виктор Суслов, на прошлой неделе назначенный на этот пост.

"Если не бороться, ничего не добьешься. То, что страны Таможенного союза являются основным торговоэкономическим партнером Украины - общеизвестно. Как бы то ни было, это 34 % украинского экспорта, в то время как в ЕС уходит 28%. Более трети экспорта в Таможенный союз - это машиностроение, сотрудничество в космической, авиационной отраслях, военно-промышленном комплексе, в то время как в Евросоюз мы, в основном, поставляем сырье. Поэтому сотрудничество с Таможенным союзом имеет решающее значение, хотя оно и переживает сложные времена - есть много нерешенных проблем и с Россией и с другими членами ТС, достаточно много конфликтных вопросов в экономическом сотрудничестве", - признал Суслов.

"Конечно, не стоит преувеличивать роль и функции наблюдателя при Евразийской комиссии. Вполне понятно, что я буду прилагать все усилия, чтобы это сотрудничество эффективно развивалось в интересах Украины. Но это не значит, что мне могут быть даны какие-то собственные полномочия для решения этих проблем. По крайней мере, важно быть в курсе событий, участвовать в подготовке документов, присутствовать на заседании комиссий, иметь возможность изложить нашу позицию, своевременно ознакомиться с проектами готовящихся документов, предлагать, чтобы в них были учтены интересы Украины. А дальше будет видно - я не сомневаюсь, что после этого очень важного шага по сближению с Таможенным союзом будут другие. И хотел бы напомнить, что проект соглашения об Ассоциации с ЕС и Зоне свободной торговли в 39-й статье разрешает Украине быть членом других таможенных союзов. При определенных обстоятельствах одно другому не противоречит и, надеюсь, что Украина сможет стать членом Таможенного союза", - подчеркнул чиновник.

Отвечая на возражение, что в самом Таможенном союзе говорят, что так не получится, Суслов отметил: "Я в этом случае отсылаю к 39-й статье. С точки зрения проекта соглашения с ЕС так делать можно".

Как сообщало ИА REGNUM, 14 июня советник президента Российской Федерации Сергей Глазьев заявил, что если Украина подпишет соглашение об ассоциации с ЕС, это означает, что мы сможем быть вместе в Евразийском экономическом союзе и Таможенном союзе только в том случае, если Россия подпишет точно такое же соглашение с Евросоюзом. "Но для России на сегодняшний день это соглашение неприемлемо, поскольку оно носит дискриминационный характер", - сказал Глазьев. "Тот статус наблюдателя, которые мы планируем учесть при формировании договорно-правовой базы ЕЭП, будет предоставляться лишь тем странам, которые изъявили готовность и желание вступить в ЕЭП. В этом мы видим смысл статуса наблюдателя, как первый шаг к совместной работе по участию в общем интеграционном объединении", - отметил он.

Бескомпромиссная дружба

Очередной визит Николая Азарова в РФ был посвящен "позитивному обсуждению будущего". Украинский премьер поговорил с российским на множество тем, но по животрепещущим вопросам заявления были скромны. Однако о значимости ТС и важности бесперебойного транзита газа в Европу Киеву напомнить не забыли.

Проблема двух стульев

Летняя поездка Николая Азарова в Сочи заранее презентовалась как непременный разговор о газе. "Тема закачки газа в ПХГ будет обсуждаться на переговорах в Сочи", - обнадеживал 11 июля министр энергетики Эдуард Ставицкий. Состав делегаций с обеих сторон действительно выглядел многообещающе: от Украины собирались ехать и "энергетический" вице-премьер Юрий Бойко, и председатель правления Нафтогаза Евгений Бакулин, а с российской стороны ждали присутствия "рулевого" Газпрома Алексея Миллера. С другой стороны, сочинский визит давал возможность представить партнерам недавно назначенного представителя Украины при Евразийской экономической комиссии Виктора Суслова, а, значит, без разговора о торговле дело обойтись не могло.

Судя по официальным заявлениям, Киев считает состоявшийся 12 июля "конструктивный обмен мыслями" удачным. "Я доволен результатами встречи, я назвал бы ее очень конструктивной, нужно чаще встречаться и по-дружески, по-товарищески обсуждать все общие проблемы. Сегодня мы продвинулись по всем проблемным вопросам", - резюмировал Николай Азаров. Но российский премьер был настроен несколько жестче. "Сегодня мы потратили довольно много времени для того, чтобы выяснить, в каком состоянии находятся наши отношения, и констатировали, что, с одной стороны, они развиваются, и в целом существует масса хороших проектов, по которым мы можем и дальше эти отношения выстраивать, а с другой стороны, есть нерешенные проблемы", - указывал Дмитрий Медведев. И, хотя перечень таких проблем к заявлениям не прилагался, некоторые оговорки позволяли делать выводы об их "происхождении".

К числу "хороших проектов", по всей видимости, относятся упрощение таможенных процедур в поездах, обсуждение создания зернового пула, "вопросы активизации сотрудничества в инновационной, космической сферах, в области авиастроения" – так, например, стороны вспомнили о совместном производстве "Руслана" – Ан-124. Также, по словам участников, переговорщики поднимали и тему приближающ

Szólj hozzá!

Címkék: USA Európai Unió V.Janukovics A.Rar globális vlágrend G-8 G-20 EurÁzsiai Szövetség Ny.Azarov

A bejegyzés trackback címe:

https://ke-elemzokozpont.blog.hu/api/trackback/id/tr875404293

Kommentek:

A hozzászólások a vonatkozó jogszabályok  értelmében felhasználói tartalomnak minősülnek, értük a szolgáltatás technikai  üzemeltetője semmilyen felelősséget nem vállal, azokat nem ellenőrzi. Kifogás esetén forduljon a blog szerkesztőjéhez. Részletek a  Felhasználási feltételekben és az adatvédelmi tájékoztatóban.

Nincsenek hozzászólások.
süti beállítások módosítása